Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственность

Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственность

Важно знать: тайна следствия УПК РФ (уголовно-процессуального кодекса) довольно тесно связана с предварительным расследованием дел (как уголовных, так и гражданских). Уголовно-процессуальный кодекс не позволяет придавать огласке какую-либо информацию предварительного расследования. Тайна следствия — это действия сотрудников по расследованию или собранные доказательства, но на этом список не ограничивается, существуют еще некоторые пункты, которые следует храниться в секрете.

Многоканальная бесплатная горячая линияЮридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00Москва и область: +7 (495) 662-44-36Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Общее понятиеРазглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственность

В Уголовно-процессуальном кодексе не существует определения «тайна следствия», но статья 161 этого же кодекса накладывает запрет на разглашение какой-либо информации, касающейся расследуемого дела.

Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственностьНакладывается такой запрет из-за предположения, что информация по разбирательству дела может повлечь за собой непоправимые последствия, если она попадет в руки:

  • мошенника;
  • свидетеля;
  • потерпевшего;
  • иного фигуранта уголовного дела.

Документ о нераспространении данных по делу без соответствующего разрешения берется следователем или дознавателем у участников процесса. Разрешение на распространение материала дела также дается только сотрудниками, ведущими дело, при соблюдении двух условий:

  1. Если это отрицательно не повлияет на ход расследования дела.
  2. Права и законные интересы фигурантов процесса не будут нарушены.

Тайна следствия накладывается и на сотрудников органов. Данные о личной жизни фигурантов, участвующих в деле, без их одобрения не могут быть распространены, так как являются персональными данными.

В российском законодательстве отсутствует конкретный список, который может определить, какая информация будет считаться конфиденциальной, а какая нет. В каждом отдельно взятом процессе должностные лица самостоятельно решают, какие сведения будут являться специально охраняемыми.

Отказ от соблюдения тайны

Многие станут задаваться вопросом, можно ли отказаться от подписания бумаги по факту неразглашения данных. В таких случаях необходимо прибегнуть к помощи российского законодательства.

Некоторые статьи УПК подразумевают перечень конкретных лиц, подверженных в случае необходимости подписанию документа о соблюдении тайны предварительного разбирательства при его предоставлении.

К таким лицам относятся:

  • Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственностьпотерпевший;
  • защитник;
  • гражданский истец;
  • свидетель;
  • эксперт;
  • специалист (ч.4 ст.58 УПК РФ);
  • переводчик (ч.5 ст.59 УПК РФ);
  • понятой;
  • представитель потерпевшего;
  • лица, участвующие в опознании;
  • другие лица (на усмотрение следователя).

Опираясь на все тот же кодекс, каждый должен помнить о том, что подписка о неразглашении обвиняемому или подозреваемому предложена быть не может.

Отказаться от общей формулировки подписки можно, объяснив сотруднику, что теряется возможность обратиться даже к адвокату в случае надобности, так как у него придется упомянуть об уголовном деле. В этом случае следователь должен конкретизировать, что именно не подвергается огласке.

Запрет на разглашение: молчать обо всем?

Большинство участников процесса, выйдя из кабинета отдела следствия или дознания, где они подписали бумаги о сохранении тайны расследования, думает, что хоть одно слово об уголовном деле за пределами отделения МВД может грозить им статьей УК РФ. Прежде чем бояться сказать лишнего, необходимо знать, что ст.161 УПК РФ не налагает табу на оглашение данных:

  1. Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственностьО несоблюдении закона Российской Федерации должностными лицами и государственной властью в целом.
  2. Озвученные уполномоченными сотрудниками в СМИ, посредством телевидения и каким-либо другим способом, при помощи которого сведения были переданы в массы.
  3. Проговоренные в судебном заседании открытого характера.

Если изложение данных требовалось при подаче документов в государственные инстанции, разглашение информации не является преступлением. К этой же категории будет относиться и передача данных дела специалисту, привлеченному для расследования, но при условии подписания им документа о секретных данных.

Чем грозит нарушение подписки

Нужно знать, что тайну предварительного следствия УПК РФ можно разгласить вопреки подписке.

Варианты передачи материала по делу третьим лицам существуют разные:

  1. Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственностьПередача информации о процессуальном деле устно.
  2. Передача своих письменных записей о деле участником процесса.
  3. Передача копий либо оригиналов документов из дела.

Как придется нарушителю ответить перед законом? Преступление такого рода предусмотрено ст.310 УК РФ.

Но перед тем как подписать документ о неразглашении, следует внимательно прочитать его. Довольно часто бывает так, что подписка не содержит конкретных данных, а лишь общую фразу о неразглашении данных предварительного расследования, такая формулировка неверная.

Обратившись к УПК РФ, а именно ч.2 ст.161, каждый поймет: фигурант дела не имеет придавать огласке только те факты и домыслы, которые ему стали известны в ходе беседы с уполномоченным лицом.

Те данные, которыми он владел до совершения преступления, но они были использованы в деле, тайной не является.

Получается, что при распространении известных данных в случае общей формулировки о тайне расследования в подписке участник судопроизводства нарушителем закона не является.

Также ст.310 УК РФ не грозит тем, кому следователь или дознаватель предложил подписать документ не в первую встречу, а позже, но при этом человек уже мог с кем-то поделиться предполагаемой секретной информацией.

Предварить материал по делу не так страшно, если не подписан документ по тайне следствия УПК РФ. Если все-таки участнику процесса предоставили подобную подписку, то он автоматически является переносчиком важной информации. А чтобы не попасть под статью Уголовного кодекса, стоит быть предусмотрительным.

Тайна следствия: ст.161 УПК РФ

1 декабря 2019

Безусловно, каждому гражданину знаком термин «тайна следствия». Однако что под ним подразумевается и почему государству нужно, чтобы данные предварительного расследования оставались в секрете?

Для начала отметим, что под тайной следствия, согласно ст.161 УПК РФ, понимается информация, связанная с предварительным расследованием и не подлежащая разглашению. Это одна из разновидностей служебных тайн, которая используется только в определенной сфере деятельности – сфере выявления и раскрытия преступлений.

По смыслу рассматриваемой статьи, запрет на разглашение данных предварительного расследования абсолютный.

Это значит, что участники уголовного судопроизводства не могут разглашать любые сведения, так или иначе связанные с делом.

Однако следователь или дознаватель может дать разрешение на разглашение тех или иных данных, если это не противоречит интересам предварительного расследования и не нарушает прав других лиц.

Режим конфиденциальности не распространяется на информацию:

  • о нарушении законов органами госвласти и должностными лицами;
  • распространенную следователями, дознавателями или прокурорами в СМИ, через Интернет и иными публичными способами;
  • озвученную в ходе открытого судебного заседания.

Также не является разглашением данных предварительного расследования изложение соответствующих сведений в процессуальных документах, заявлениях, направляемых в государственные и межгосударственные органы по защите прав человека.

Не считается разглашением предоставление информации по делу физлицу, выступающему в роли специалиста.

«Зачем оставлять данные предварительного расследования в секрете? Причин множество. Во-первых, сами сведения могут составлять банковскую, семейную, государственную и иную тайну, а во-вторых, нередко разглашение информации мешает установлению истины по делу, способствует искажению показаний свидетелей и потерпевших, становится причиной уничтожения и фальсификации доказательств».

Ответственность за разглашение сведений, составляющих тайну следствия

Участники уголовного дела обязательно письменно предупреждаются следователем о недопустимости разглашения тайны следствия и об ответственности за данное нарушение.

Круг этих участников широкий: потерпевший, гражданский истец, законные представители и представители потерпевшего и гражданского истца, защитник, гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика, свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой, участники проверки сообщения о преступлении. Прокуроры, следователи, дознаватели в этот круг не входят.

Как видим, подозреваемый и обвиняемый не дают подписку о неразглашении.

В ином случае указанные лица не могли бы в полной мере воспользоваться своим правом на защиту: об этом прямо говорится в Определении Конституционного Суда РФ № 467-О от 21.12.2004 года.

К сожалению, на практике часто следователи пытаются взять такую подписку с подозреваемых и обвиняемых, чтобы затруднить для них процесс защиты. Подобные действия легко опротестовываются в суде уголовным адвокатом.

Что будет, если гражданин откажется подписывать такой документ?

В этом случае следователь в присутствии двух понятых документально фиксирует отказ: но физлицу будет по-прежнему грозит ответственность за раскрытие тайны следствия.

За разглашение данных, составляющих тайну следствия, предусмотрена уголовная ответственность по ст.310 УК РФ. Санкции данного преступления альтернативные:

  • до 80 тысяч рублей штрафа (или в размере заработка осужденного за период до полугода);
  • до 480 часов обязательных работ;
  • до 2 лет исправработ;
  • до 3 месяцев ареста.

Ст.310 УК РФ на практике применяется нечасто. Например, в 2018 году, по данным Судебного департамента при ВС РФ, не было зафиксировано ни одного случая привлечения к уголовной ответственности по указанной статье. Тем не менее, это не значит, что дела по ней не возбуждались.

Подавляющее большинство уголовных дел по ст.310 УК РФ открываются в отношении адвокатов, особенно тех, кто защищает известных личностей. И это понятно: адвокаты часто дают свои комментарии относительно хода предварительного расследования. Приведем пример такого дела.

Георгий Антонов, адвокат замначальника ГУЭБиПК Бориса Колесникова и руководителя главка Дениса Сугробова, был обвинен в разглашении тайны следствия. Защитник рассказал на пресс-конференции о некоторых эпизодах уголовного дела, а также раскрыл фамилии потерпевших.

Адвокат посчитал, что может сообщить данную информацию, поскольку она является общеизвестной, и ее ранее озвучивали правоохранительные органы. Однако суд признал адвоката виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.310 УК РФ, и назначил штраф в размере 65 тысяч рублей.

В честь 70-летия Победы и объявленной амнистии Антонова освободили от наказания и сняли судимость.

Читайте также:  Мелкое хулиганство в КоАП и УК РФ: состав правонарушения и меры ответственности

К сожалению, далеко не всегда защитникам предъявляются обвинения по указанной статье обоснованного.

В некоторых случаях подписка о неразглашении становится удобным инструментом в руках следователя, решившего избавиться от неугодного адвоката.

Обвинительный приговор, вынесенный в отношении защитника, лишает его статуса адвоката, и, следовательно, он не может осуществлять дальнейшую защиту по уголовным делам.

Опытный адвокат по экономическим делам прекрасно знает обо всех этих тонкостях и уловках, поэтому возбуждение в отношении него дела по ст.310 УК РФ маловероятно, а, значит, и его Доверитель не лишится правовой защиты в самый ответственный момент.

Разглашение тайны следствия по ст 310 УК РФ: особенности и ответственность

Подписка о неразглашении тайн следствия: инструмент против адвокатов — новости Право.ру

Петербургский адвокат Иван Павлов вчера был задержан после обыска в его номере одной из столичных гостиниц. Следователи возбудили дело по ст. 310 УК в связи с разглашением материалов уголовного дела о госизмене в отношении его подзащитного журналиста Ивана Сафронова. Павлов вину не признает. 

Причиной возбуждения дела называют то, что защитник без разрешения следователя передал прессе копии постановления о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого, а также рассказал СМИ о секретном свидетеле в том деле.

«Я благодарю всех коллег-адвокатов, пришедших сюда, я очень ценю эту поддержку.

Считаю, что это дело направлено против осуществления мной своих профессиональных обязанностей по защите обвиняемых и призываю адвокатское сообщество объединиться, чтобы защитить это право»,  – приводит слова Павлова ТАСС. 

Басманный районный суд Москвы избрал Павлову меру пресечения в виде запрета определенных действий: адвокату запретили общаться со свидетелями по уголовному делу, за исключением близких родственников, отправлять и получать почтовые отправления, использовать средства связи и Интернет, кроме экстренных вызовов и общения со следователем и контролирующим органом. Также Павлов обязан своевременно являться по вызову следователя и в суд.

Готовность в поддержке Павлова выразило профессиональное сообщество.

«Задержание адвоката, тем паче, если это связано с его профессиональной деятельностью, в нашем сообществе воспринимается негативно и настороженно…»

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко

Глава ФПА Юрий Пилипенко сказал, что в любом случае, если Павлову будет нужна поддержка, он ее получит.

Зампредседателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга, член Совета Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Александр Чангли также отметил, что дело Павлова находится на «особом контроле у руководства палаты».

Петербургский омбудсмен Александр Шишлов сказал, что «осуществление неотложных следственных действий» в отношении адвоката, ведущего резонансные дела, может расцениваться как акт устрашения всего адвокатского сообщества. 

В России привлечь к ответственности по ст. 310 УК гражданина можно, если он дал подписку о неразглашении сведений, ставших ему известными из уголовного дела, и нарушил ее без разрешения следователя. За такое преступление предусмотрены наказания в виде 80 000 руб. штрафа или зарплаты за период 6 месяцев, обязательных работ до 480 часов, исправительных работ до 2 лет, ареста до 3 месяцев. 

Следователи не могут запретить разглашать сведения из уголовного дела, если они касаются нарушения закона госорганами, были распространены в СМИ обвинением или оглашены в рамках открытого процесса в суде.

Разглашением не считается также информация из ходатайств, заявлений, которые подают в госорганы по защите прав, и сведения, передаваемые экспертам по уголовному делу (ст. 161 УПК РФ). Поправки в эту статью внесены Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ по инициативе ФПА РФ и СПЧ.

В ФПА пояснили, что они стали победным следствием дела по привлечению адвоката Владимира Дворяка по ст. 310 УК пять лет назад.

Сигнал к поправкам в УПК

После внесения этих изменений, считает Андрей Гривцов, старший партнер Адвокатского бюро «
Федеральный рейтинг.

группа Уголовное право 16место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41место По выручке Профайл компании
», ситуация выправилась к лучшему, так как разглашением материалов дела теперь не считают те сведения, которые огласили в суде.

«Это произошло как раз после громкого дела адвоката Дворяка. Но похоже сейчас гайки ограничения работы адвокатов закручиваются вновь, и это удручает».

Я думаю, что ст. 310 УК зачастую используется для преследования адвокатов, оказания на них давления и препятствования нашей деятельности.

старший партнер Адвокатского бюро «ЗКС» Андрей Гривцов

Уголовное дело в отношении Дворяка по разглашению данных предварительного расследования прекращено судом 23 июня 2016 года за отсутствием состава преступления.

Адвокат защищал бывшего регионального замначальника ГУ МЧС, обвиняемого в получении взяток, при этом он был предупрежден об ответственности по ст. 310 УК. Дворяк показал копии документов по делу посторонним людям – сотрудникам МЧС. За это мировой суд признал Дворяка виновным по ст.

310 УК, с чем согласилась апелляция. Найти справедливость удалось в кассационной инстанции Верховного суда Республики Хакасия.

В дело вступил вице-президент ФПА Генри Резник, который в кассационной жалобе указывал, что сведения на момент их передачи адвокатом третьим лицам уже были исследованы в открытом судебном заседании. И разглашение того, что уже стало достоянием общественности, не является преступлением. 

Дворяк ранее также обращался в Конституционный суд. В своей жалобе он оспаривал конституционность ст. 310 УК и ст. 161 УПК. Адвокат утверждал, что эти статьи ограничили его в профессиональных обязанностях. КС в ответ на жалобу пояснил, что в вопросе о конституционности указанных норм нет никакой неопределенности.

Однако при этом Суд отметил, что органы следствия и суды, принимая решение о квалификации по ст. 310 УК, должны учитывать не только факт разглашения информации из материалов дела, но и саму ее суть, а также то, как ее обнародование влияет на расследование или права участников дела (Определение КС РФ от 6 октября 2015 г.

№ 2444-О). 

Советник АБ «Хорошев и партнеры» Александр Брестер считает ситуацию с возбуждением дела в отношении Павлова абсурдной, потому что сам обвиняемый имеет право на публикацию документов, которые ему предъявил следователь. Кроме того, если постановление является публичным, следователь не вкладывает в него важные для следствия детали.

«Этот текст проходит очистку «тайной следствия», – утверждает Брестер, поэтому уверен, что возможность привлечения к ответственности по ст. 310 УК исключается. А член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин считает спорным вопрос о том, обязан ли защитник давать подписку о неразглашении материалов дела или нет: «Такой обязанности нет у его подзащитного, на это четко указал КС.

Настаиваю на том, что и у адвоката такой обязанности нет».

Андрей Петров, адвокат Пятой специализированной коллегии адвокатов г. Ижевска в 2020 году обжаловал в суде действия следователя, который пытался взять у него такую подписку по уголовному делу, где он выступал защитником.

Тогда суд вынес постановление об отказе в принятии жалобы Петрова, с чем согласилась апелляционная инстанция. Суды указали, что подписка о неразглашении не нарушает прав адвоката.

«Я не считал нужным давать подписку, так как следователь в ней не указал перечень сведений, которые я не должен разглашать, и срок, на который этот запрет накладывается», – сказал Петров. 

Обязанность следователя выносить мотивированное постановление о запрете разглашения данных расследования, устанавливать перечень таких сведений и срок действия такого запрета входила в предложения ФПА при подготовке проекта Федерального закона от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ. Однако тогда эти предложения не вошли в окончательную редакцию поправок к УПК.

  • Адвокаты
  • Уголовный процесс

Подписка о неразглашении данных предварительного расследования и действия адвоката при ее отбирании

О подписке о неразглашении данных предварительного расследования, ее использовании представителями стороны обвинения для создания препятствий в деятельности адвокатов, работающих по уголовным делам, за последнее время написано и сказано немало.

Действительно, на практике зачастую возникают ситуации, когда при защите по уголовному делу адвокат, предупрежденный об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования, сталкивается с рисками уголовного преследования и вынужден работать с оглядкой на данные риски. 

Очевидно, что ст. 310 УК РФ и ст. 161 УПК РФ в части возможности привлечения адвокатов к уголовной ответственности должны быть скорректированы.

Возникает парадоксальная ситуация, когда подозреваемый (обвиняемый) с учетом позиции Конституционного Суда РФ не может быть субъектом уголовной ответственности по этой статье, а адвокат, действующий по поручению доверителя и в его интересах, таким субъектом быть может. 

Однако мы, практикующие юристы, вынуждены работать в тех законодательных и практических условиях, которые существуют в настоящий момент.

А на данный момент следователи по многим уголовным делам, в особенности вызывающим повышенный общественный интерес, предупреждают защитников об уголовной ответственности по ст.

310 УК РФ, что создает проблемы при защите с одновременным риском уголовного преследования неугодных или неудобных по каким-то причинам стороне обвинения защитников.

    Эта ситуация порождает практический вопрос: что делать адвокату в случае, если следователь собирается отобрать у него подписку о неразглашении данных предварительного расследования, и можно ли обезопасить себя от возможных рисков привлечения к уголовной ответственности? Отвечая на последний вопрос своеобразным спойлером, отмечаем, что полностью обезопасить себя от существующих рисков привлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ в такой ситуации адвокат в принципе не может. Так, многие адвокаты просто отказываются поставить подпись в предоставляемой им следователем подписке, что фиксируется со стороны последнего собственноручной записью и подписью. Зачастую для фиксации отказа также приглашаются понятые. При этом адвокаты, действующие подобным образом, считают, что, если они отказались дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования, то и не могут быть субъектом привлечения к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Однако уголовное дело в отношении адвоката Ивана Павлова показало, что представители обвинения иным образом трактуют возможность привлекать наших коллег к ответственности в таких ситуациях. Следствие, возбуждая уголовное дело в отношении Ивана Павлова, посчитало, что, несмотря на отказ адвоката дать соответствующую подписку, предупреждение об этом со стороны следователя имело место быть, а, значит, у адвоката возникла обязанность сохранять в тайне данные предварительного расследования по делу. 

    Автор в ситуации отобрания у него подписки о неразглашении данных предварительного расследования использует два варианта поведения.

Читайте также:  Образец претензии в автосалон и основания для её подачи

Вариант первый – просит следователя разъяснить, какие конкретно данные предварительного расследования и кому нельзя разглашать и, получая ответ, что любые данные любым лицам (иного ответа с какими-либо реальными разъяснениями получить не удалось ни разу), делает отметку в подписке о неразглашении данных предварительного расследования со следующей записью: «Дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования не могу, отказываюсь от этого, считаю действия следователя нарушением моих прав и права моего доверителя на защиту. Следователь, несмотря на мои обращения к нему, не разъясняет мне, какие конкретно данные предварительного расследования, в связи с чем и кому я не могу разглашать, когда эти данные и в связи с какими следственными или процессуальными действиями, получены. Сам я этого не понимаю. Создается ситуация, попирающая право моего доверителя на защиту, поскольку в случае дачи мной соответствующей подписки я по произвольной воле следователя не могу обсуждать с доверителем любые обстоятельства, ставшие мне известными в связи с его защитой из материалов уголовного дела, то есть я вообще буду фактически лишен возможности осуществлять защиту». 

   Ниже данной отметки автор ставит свою подпись, а какие-либо разделы в подписке не заполняет и не подписывает. Таким образом, фактически речь идет о модифицированном варианте отказа от дачи подписки, при котором адвокат объясняет и письменно фиксирует причины отказа, перекладывая ответственность на следователя.

Как уже говорилось, такой вариант поведения также не может стать гарантией от непривлечения к уголовной ответственности по ст.

310 УК РФ в особых случаях искаженной трактовки представителями обвинения норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, однако автор всегда стоит на позиции обоснования и мотивировки в уголовном деле любых совершаемых действий, тем более протестных, связанных с отказом от подписи. 

    Вторым вариантом поведения является молчаливое подписание предоставляемой следователем подписки.

Однако использует его автор, лишь когда понимает осознание следователем формальности собственных действий, убежден в порядочности процессуального оппонента и его нежелании создать препятствия нормальной работе защиты.

К сожалению, такие ситуации возникают все реже, хотя в целом автор придерживается позиции, что взаимоотношения юристов, даже выполняющих разные процессуальные функции, должны строиться на основе взаимоуважения и признания за оппонентом права на мнение и его реализацию законными способами. 

    Возможно, в х коллеги предложат еще какие-то варианты поведения адвоката в подобных ситуациях отбирания подписки о неразглашении данных предварительного расследования, которые могут предотвратить или хотя бы минимизировать риски привлечения по надуманным основаниям к уголовной ответственности по ст. 310 УК РФ. Автор с удовольствием ознакомится с подобными ми под данным текстом. Однако в заключение придется вернуться к повторению того, с чего было начато. К сожалению, при нынешней конструкции ст. 310 УК РФ и ст. 161 УПК РФ ни один вариант поведения адвоката при попытке отобрания у него подписки о неразглашении не будет гарантией от искаженной оценки следствием его последующих действий как наказуемых по ст. 310 УК РФ. Связано это с неверным пониманием тайны следствия, права на защиту и реализации такого права, а вернее с субъективным ощущением представителей обвинения, что данного права в принципе существовать не должно. Исправить эту ситуацию можно лишь на законодательном уровне, внеся изменения в указанные нормы и установив, что защитник наряду с подозреваемым (обвиняемым) в принципе не может быть субъектом предупреждения об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования. 

Подписка о неразглашении данных следствия: что нужно знать адвокату

Сергей Александрович Насонов,
к. ю. н., адвокат АП г. Москвы, советник ФПА России, доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮУ им. О. Е. Кутафина

В ЭТОЙ СТАТЬЕ:

  • Обжалуется ли в порядке статьи 125 УПК действия следователя, связанные с отбиранием подписки о неразглашении данных расследования
  • Какие данные расследования следователь или дознаватель не вправе запретить предавать огласке
  • Каковы последствия отказа защитника дать подписку о неразглашении данных предварительного расследования

Оправдательный приговор адвокату, обвиненному в разглашении данных расследования

Самым заметным процессом по ст. 310 УК стало уголовное дело в отношении адвоката Владимира Дворяка. Изначально он был осужден. Защитником осужденного выступил вице-президент ФПА России Генри Резник.

После его обращения заместитель председателя Верховного Суда РФ, председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владмир Давыдов передал дело на рассмотрении суда кассационной инстанции — в президиум Верховного cуда Республики Хакасия.Уголовные дела по ст. 310 УК «Разглашение данных предварительного расследования» — редкость.

По данным Судебного департамента при ВС РФ, в 2015 году было всего двое осужденных по этой статье, а в 2016 и 2017 годах — ни одного.

Адвокату ставилось в вину то, что он ознакомил свидетелей по делу своего доверителя с копиями протоколов допросов подозреваемой и другого свидетеля.

Копии он сделал во время судебного заседания о рассмотрении ходатайства следствия об избрании его доверителю меры пресечения в виде заключения под стражу.

Таким образом, протоколы допросов в открытом судебном заседании предъявил сам следователь, чтобы обосновать свое ходатайство о мере пресечения.

В кассационной жалобе по делу Дворяка Генри Резник указал, что в его действиях нет состава уголовно-наказуемого деяния, так как «нельзя разгласить то, что уже предано гласности самим следователем, поскольку в таких случаях исчезает сам объект преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ».

В постановлении от 23.06.2016 по делу №  44у-46/2016 президиум Верховного суда Республики Хакасия указал, что «по смыслу уголовного закона при решении вопроса о наличии либо отсутствии в содеянном состава преступления, предусмотренного ст.

310 УК РФ, следует не только принимать во внимание сам факт разглашения данных предварительного расследования, но и учитывать существо разглашенных данных, конкретные условия времени, места и обстановки совершения деяния, характер и степень его общественной опасности».

В случаях, когда данные предварительного расследования стали достоянием гласности до их разглашения лицом, привлеченным к уголовной ответственности, нужно учесть еще и обстоятельства, при которых данные предварительного расследования были преданы гласности.

Президиум отметил, что суд первой инстанции рассматривал ходатайство следствия о мере пресечения в открытом судебном заседании. Следователь в обоснование ходатайства сам представил суду копии протоколов допросов подозреваемой и свидетеля.

Эти протоколы суд огласил в ходе рассмотрения материала в присутствии лиц, не являвшихся участниками уголовного судопроизводства. При этом следователь не ставил перед судом вопрос о рассмотрении ходатайства в закрытом судебном заседании.

Таким образом, содержание протоколов допросов подозреваемой и свидетеля стали достоянием гласности в открытом судебном заседании. В связи с этим президиум признал ошибочными выводы судов о наличии состава преступления в действиях адвоката.

Запомним

  • Если следователь (дознаватель) требует подписку о неразглашении данных следствия от подозреваемого или обвиняемого, то такие действия защитник должен обжаловать в порядке статей 123–125 УПК
  • Отказ адвоката дать подписку о неразглашении данных расследования может быть расценен как отказ от защиты, только если защитник участвует в производстве по уголовному делу, в материалах которого содержатся сведения, составляющие государственную тайну, и он не имеет допуска к ней. В других случаях каких-либо санкций за отказ дать подписку ни УПК, ни иные нормативные акты не предусматривают

Разглашение данных предварительного расследования (ст. 310 УК РФ)

Непосредственный объект — общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов следствия или дознания по своевременному пресечению и раскрытию преступления. Предмет — информация в виде данных, имеющих существенное значение и отношение к предварительному расследованию, не подлежащая оглашению.

Объективная сторона выражается в разглашении данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание (дознавателя).

Разглашение заключается в доведении, несмотря на имеющийся запрет, сведений, касающихся какого-либо процессуального действия или имеющихся в деле каких-либо данных о расследовании, до сведения хотя бы одного лица.

Разглашение данных предварительного следствия или дознания может быть осуществлено в любой форме: устной, письменной, наглядно-демонстрационной, с использованием СМИ либо технических средств, по Интернету и т.п.

Такие данные могут быть преданы гласности только с разрешения соответствующих должностных лиц и в том объеме, в котором они признают это возможным. Отсутствие надлежаще оформленного запрета исключает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного расследования.

К данным предварительного расследования, не подлежащим разглашению, относится любая информация, которой располагают дознание и следствие, например, показания обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, выводы экспертизы, наличие вещественных доказательств, сведения о производстве обыска, наложении ареста на имущество, заключении под стражу, круге лиц, участвующих в деле, и т.п.

Читайте также:  Берут ли в армию с судимостью: можно ли служить и в каких войсках

Преступление образуют лишь названные в законе действия, совершенные во время предварительного расследования. Если же они стали известны из других источников либо разглашены после окончания следствия или дознания по делу и рассмотрения его судом, то признаки преступления, предусмотренного сг. 310 УК РФ, отсутствуют.

Преступление имеет формальный состав и считается оконченным с момента, когда соответствующие данные стали известны хотя бы одному постороннему лицу.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели на квалификацию не влияют.

Субъект специальный — им может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 16 лет и предупрежденное в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования.

Статья 310. Разглашение данных предварительного расследования.Что такое тайна следствия УПК РФ — УК-гид

Разглашение данных предварительного расследования лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание , — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

Нормативные акты

Существует большое количество законодательных норм, под регулированием которых находится данный вопрос. Судьи в процессе принятия решения опираются на следующие данные:

  • уголовно-процессуальный кодекс РФ;
  • уголовно-процессуальный кодекс ст. 161 «О недопустимости разглашения данных, полученных в рамках предварительного расследования»;
  • президентский указ от 06.03.1997 года №188;
  • ст. 310 УК РФ.

Как можно заметить, разглашение данных предварительного расследования регулируется большим количеством норм и законов.

Чем грозит нарушение подписки

Нужно знать, что тайну предварительного следствия УПК РФ можно разгласить вопреки подписке.

  Статья 238 УПК РФ. Приостановление производства по уголовному делу

  • Варианты передачи материала по делу третьим лицам существуют разные:
  • Документ в руках судьи.
  • Передача информации о процессуальном деле устно.
  • Передача своих письменных записей о деле участником процесса.
  • Передача копий либо оригиналов документов из дела.

Как придется нарушителю ответить перед законом? Преступление такого рода предусмотрено ст. 310 УК РФ.

Но перед тем как подписать документ о неразглашении, следует внимательно прочитать его. Довольно часто бывает так, что подписка не содержит конкретных данных, а лишь общую фразу о неразглашении данных предварительного расследования. Такая формулировка неверная.

Обратившись к УПК РФ, а именно ч. 2 ст. 161, каждый поймет: фигурант дела не имеет предавать огласке только те факты и домыслы, которые ему стали известны в ходе беседы с уполномоченным лицом.

Те данные, которыми он владел до совершения преступления, но они были использованы в деле, тайной не являются.

Получается, что при распространении известных данных в случае общей формулировки о тайне расследования в подписке участник судопроизводства нарушителем закона не является.

Также ст. 310 УК РФ не грозит тем, кому следователь или дознаватель предложил подписать документ не в первую встречу, а позже, но при этом человек уже мог с кем-то поделиться предполагаемой секретной информацией.

Передоверить материал по делу не так страшно, если не подписан документ по тайне следствия УПК РФ. Если все-таки участнику процесса предоставили подобную подписку, то он автоматически является переносчиком важной информации. А чтобы не попасть под статью Уголовного Кодекса, стоит быть предусмотрительным.

Что такое тайна следствия

Уголовно-процессуальное законодательство страны не содержит детального определения этого понятия, но в рамках ст.

161 этого же кодекса наложен запрет на распространение каких-либо сведений, касающихся расследуемого дела.

Он накладывается в связи с тем предположением, что сведения по разбирательству могут быть чреваты необратимыми последствиями, если они окажутся в руках мошенников, свидетелей, потерпевших, прочих фигурантов.

Документация, связанная с нераспространением материалов, без разрешения берется дознавателем у сторон, принимающих участие в процессе. Разрешение предоставляется только специалистам, осуществляющим ведение дела. Необходимо, чтобы с их стороны был соблюден определенный набор условий:

  1. Отсутствие отрицательного влияния предоставленной информации на ход расследования.
  2. Фигуранты сохранят свои права и интересы при себе, и они будут защищены.

Должен соблюдаться фактор недопустимости разглашения и со стороны сотрудников органов. Сведения о личной жизни участников дела не имеют права на распространение без вспомогательного разрешения, т. к. информация имеет конфиденциальную основу.

В российских законах конкретного перечня, который смог бы определить тайность информации, не существует. В каждом отдельно взятом деле должностные специалисты принимают решение в связи с индивидуальными особенностями.

На основании к ст. 310 УК РФ, можно отметить, что в качестве объекта преступления выступают общественные взаимоотношения, посредством которых достигается обеспечение тайны следствия и дознания.

В роли предмета в данном случае рассматриваются любые материалы, полученные в рамках производства в досудебном периоде. Они могут относиться к собранным свидетельствам и доказательствам, источникам их возникновения.

Статья 310 — разглашение данных предварительного расследования

Кс защитил право следствия на тайну

17 ноября 2015 г. 13:58

Конституционный суд не согласился с позицией адвокатского сообщества по вопросу разглашения данных предварительного расследования

Конституционный суд (КС) отказался восстановить баланс между интересами следствия и защиты, отклонив жалобы адвокатов на нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов (УК и УПК), позволяющие привлекать их к ответственности за нарушение подписки о неразглашении уголовных дел. Представители адвокатского сообщества считают решение КС «плохим знаком для российского правосудия».

КС в пятницу опубликовал первые два определения по жалобам на неконституционное обеспечение тайны следствия нормами УК и УПК, предоставляющими следователю право брать подписку о неразглашении с адвокатов и привлекать их к уголовной ответственности за ее нарушение.

Такие жалобы за последние полгода поступили в КС от четырех адвокатов — Дмитрия Динзе, Владимира Дворяка, Ивана Павлова и Георгия Антонова и их доверителей. Пока отклонены обращения по двум делам — господина Динзе и его подзащитного (осужденного по делу о терроризме крымского кинорежиссера Олега Сенцова), а также господина Дворяка.

Последний впервые в РФ был приговорен по ст. 310 УК к 400 часам исправительных работ за разглашение тайны следствия в связи с уголовным делом о взяточничестве, возбужденным против заместителя начальника финансово-экономического отдела МЧС Хакасии Елены Фитисенко.

При этом адвокатское сообщество неоднократно заявляло о том, что сами следственные органы произвольно разглашают информацию по делам на стадии предварительного расследования.

КС решил, что подписка о неразглашении не может препятствовать адвокатам в возможности обжаловать действия следствия, защитнику в любом случае должны предоставляться материалы, затрагивающие интересы его клиента, а одного лишь факта разглашения такой информации недостаточно для признания виновным: приговор должен зависеть о того, какой вред это нанесло другим фигурантам уголовного дела. Изложив общие подходы, КС посчитал жалобы «не подлежащими дальнейшему рассмотрению». Та же позиция, вероятнее всего, будет повторена и по другим аналогичным жалобам: адвоката Ивана Павлова, его подзащитных — бывшего сотрудника отдела церковных связей Московского патриархата Евгения Петрина и радиоинженера Геннадия Кравцова, а также Георгия Антонова, адвоката экс-главы Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД Дениса Сугробова и его заместителя Бориса Колесникова.

На прошлой неделе профильный комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству рекомендовал принять к рассмотрению внесенный в марте депутатами от «Справедливой России» Александром Агеевым и Валерием Гартунгом проект поправок к ст.

161 УПК, обязывающих следователя обосновывать свои требования к адвокатам и свидетелям о неразглашении данных предварительного расследования.

Соответствующие рекомендации обещал представить президенту и СПЧ совместно с Федеральной палатой адвокатов, заявлявшей, что «пробелы в УПК правоохранительные органы нередко используют для того, чтобы вывести адвоката из дела». Однако позиция КС вряд ли будет способствовать решению проблемы.

«Проблема разглашения тайны следствия наиболее рельефно показывает абсурд нашей системы уголовного производства, при которой гарантом полноты предварительного расследования является не независимый следственный судья, как в ряде европейских стран, или хотя бы прокурор, как было в СССР, а встроенный в вертикаль власти следователь, что явно нарушает баланс интересов обвинения и защиты. Тем более что сам следователь обладает правом разглашения материалов дела, что является сильным оружием»,— считает адвокат Сергей Голубок, опасаясь, что КС своим решением только усугубил неправомерную ситуацию. «Позиция КС — плохой знак, но другого КС у нас нет. Мы надеялись, что он хотя бы попытается найти компромисс, а вместо этого принято решение о том, что не суд, а именно следователь будет самостоятельно решать, как уравновесить его собственные интересы с правом на защиту. Этот тезис не выдерживает критики»,— сказал «Ъ» адвокат Иван Павлов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *