Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушение

В соответствии с нормами и требованиями законодательства РФ, суд вынося решение, обязан отправляться в совещательный зал, либо же удалять из комнаты заседания всех присутствующих для вынесения решения.

Не допускается присутствие третьих лиц в комнате или же в зале суда, за исключением судьи либо же состава коллегии судей, если таковая предусмотрена обстоятельствами дела.

Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушениеТайна суда или этика работы судебных органов и адвоката

Но на сегодняшний день даже несмотря на строгий запрет законодательства и на неукоснительное соблюдение этих требований в общей массе судопроизводного процесса, нарушение тайны судебного совещания все же случается, ввиду технических или иных ошибок, либо же преднамеренного воздействия.

О том, какое поведение можно расценивать нарушением тайны судебного совещания, об ответственности виновного в данном вопросе.  А также о том, что грозит участникам процесса в данной ситуации пойдет речь в сегодняшней статье.

Что такое тайна совещания и совещательная комната в суде?

  • Тайна совещания в суде – гарантированная государством возможность судей беспристрастно и на основании совместно принятого решения, соответствующего нормам и требования закона вынести решение по тому либо иному вопросу.
  • Именно с этой целью в здании суда всегда присутствует совещательная комната либо же совещание проводится непосредственно в зале судебного заседания.
  • Даже если судья единолично рассматривает дело, его удаление в совещательную комнату или принятие решения в пустом зале судебного заседания является обязательным.

Важно понимать, что при некоторых обстоятельствах, например, при присутствии третьих лиц в помещении, где принимается важное решение, тайна совещания суда может быть нарушена.

Кроме того, нарушение совещательной тайны судебного заседания может напрямую спровоцировать отмену вынесенного решения и необходимость последующего пересмотра дела.

Об этом может ходатайствовать как ответчик, так и истец. Также подобное возможно и при обнаружении нарушения тайны совещания суда третьими лицами.

Когда можно говорить о нарушении тайны?

Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушениеНарушение – было или нет?

Для того чтобы понимать и различать такое понятие как нарушение или не нарушение тайны совещания, важно знать, в каких ситуациях можно говорить о нарушении тайны, а в каком нет.

Итак, тайна судебного совещания считается нарушенной, если:

  1. В помещении для совещания присутствуют лица, которые не относятся к суду напрямую (все, кроме судей).
  2. Во время проведения совещания или же непосредственно при единоличном принятии решения судья или коллегия судей совершали звонок по телефону или общались с другими людьми иными способами связи, даже если разговор был на личные темы;
  3. Судья вышел из совещательной комнаты без объявления перерыва или истечения рабочего времени.
  4. Тайна совещательной комнаты была нарушена умышленно судьей либо третьим лицом.

Указанный выше перечень не является исчерпывающим и может изменяться в зависимости от обстоятельств происходящего или же от иных аспектов ситуации.

Отдельно стоит сказать о том, на что судья имеет право при вынесении решения в совещательной комнате и какие действия не могут быть расценены как нарушение судебной тайны:

  • Делиться своим особенным, личным мнением по данной ситуации без упоминания подробностей и нюансов произошедшего.
  • Объявлять перерыв в принятии решения, если того требует ситуация.
  • Обсуждать с коллегами сложившуюся ситуацию и уточнять их мнение по существу (только если суд совершается не единолично).
  • Пользоваться нормами законодательства, смотреть справочную литературу, изучать различные решения и постановления государственных, контролирующих или вышестоящих судебных органов.
  • Выносить решение на основании Законодательства РФ, в том числе и кажущиеся несколько несправедливыми.

Более подробный перечень того, что судья имеет право делать или не делать, а также полный перечень поступков, которые  считаются нарушениями, можно изучить в Гражданско-процессуальном кодексе РФ с ми, в последней действующей редакции.

Что будет дальше с участниками?

Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушениеПоследствия нарушения

По принципам действующего законодательства в России, если нарушена тайна судебного заседания, и данное обстоятельство полностью доказано, приложенными к кассационной жалобе свидетельствами, то решение суда, вынесенное с нарушением тайны совещания, считается отмененным, после соответствующего постановления суда.

Таким образом можно заметить, что в любом случае, когда нарушаются установленные законодательством правила, решение суда считается отмененным.

Однако доказать умышленность или случайность нарушения тайны судебного совещания  достаточно непросто, особенно учитывая тот факт, что видеосъемка процесса суда и вынесения решения не всегда производится государственными органами или допускается судом.

Как доказать, что тайна судебного совещания нарушена?

Доказать, что тайна судебного совещания нарушена достаточно непросто, и далеко не все предоставляемые факты и сведения могут быть приняты во внимание в ходе рассмотрения кассационной жалобы в судебных прениях.

Наиболее часто принимаемые факты и доказательства в суде обозначены следующими доказательствами:

  • Фотосъемка.
  • Видеозапись.
  • Аудиозапись.
  • Свидетельские показания и другое.

Все прилагаемые данные и факты к кассационной жалобе должны носить достаточную основательность, а также быть получены должным образом.

Заключение эксперта о том, что аудио или видеозапись не носят следов обработки, монтажа и иных сторонних воздействий, позволит не только использовать материалы в качестве весомых доказательств, но и исключить вероятность отклонения по признаку монтажа или иного воздействия.

Свидетельские показания должны быть получены в официальном порядке, установленном законодательством РФ.

Кроме того, они должны быть получены на добровольной основе и зафиксированы на официальном бланке государственного органа.

Накажут ли лицо, действия которого привели к нарушению тайны судебного совещания?

Тайна совещательной комнаты судей в уголовном процессе и её нарушениеПоследствия нарушения

Для многих участников процесса открытым остается вопрос о том, будет ли наказано лицо, прямо или косвенно содействующее нарушению тайны судебного совещания.

Однозначно на этот вопрос ответить довольно сложно – все зависит от того, насколько большой ущерб был понесен из-за совершенных действий обозначенным выше лицом.

Иными словами – меру, степень и вариант взыскания к лицу, которое способствовала в той или иной степени нарушению тайны совещательной комнаты, определяет суд, если потерпевшее лицо (при его наличии) желает удовлетворить данное требование.

Прочие нюансы и факты, о которых вы можете не знать

Приведем некоторые факты и нюансы разрешения ситуации, которые в некотором роде специфичны и в то же время имеют место часто встречаться в судебной практике по данному вопросу.

  • при затруднении в принятии решения, касающемся установления фактов, использования доказательств, а также определения размера виновности и соразмерного наказания. Суд имеет право руководствоваться не только законами РФ и Конституцией, но и использовать в своей деятельности Постановления, Решения и Определения вышестоящих органов государственной власти.
  • при необходимости во время обеденного перерыва и после истечения периода рабочего времени, судья, даже находясь в совещательной комнате, имеет право объявить перерыв, а затем покинуть ее, при этом, не нарушая тайну судебного совещания.
  • даже разговор по мобильному телефону, без присутствия сторонних лиц может быть расценен как нарушение законодательства.
  • судья имеет право высказывать свое определенное и личное мнение относительно ситуации в целом, но это не считается нарушением действующего законодательства.
  • надуманные факты, не подтвержденные достаточными основаниями. Например такие, как дружеские отношения между судьей и ответчиком, ни в коей мере не могут быть приняты во внимание, как доказательства подтверждающие нарушения судебной тайны.
  1. Исходя из всего описанного выше, разобраться в вопросах нарушения судебной тайны в совещательной комнате достаточно сложно.
  2. Тонкие нюансы, индивидуальность каждой ситуации, а также возможность двояко трактовать некоторые поступки и случайности могут привести к диаметрально противоположным мнениям в этом вопросе.
  3. Так что только руководство законодательными и нормативными актами, судебной практикой, Постановлениями ФАС и других государственных органов контроля и управления.
  4. А также внимательное отношение судей к осуществляемой деятельности позволят избежать не только судебных разбирательств, но и избежать длительных тяжб по гражданским делам.

Тайна совещательной комнаты

  • Нарушение тайны совещательной комнаты относится к существенным нарушениям и является безусловным основанием для отмены приговора.
  • I). Апелляция

Url

Дополнительная информация:

— п.8 ч.2 389.17 УПК  нарушение тайны комнаты, отмена в апелляции

— нарушение тайны комнаты — это обстоятельство, являющееся основанием для безусловной отмены приговора в стадии апелляции (п.8 ч.2 389.17 УПК).

II). Кассация

— для стадии кассацииГлаве 47.1 УПК) нет специальных норм в которых говорилось бы о нарушении тайны совещания.

Url

Дополнительная информация:

— п.20 Пленума № 19  нарушение тайны комнаты искажает суть правосудия

— в кассационной жалобе возможно ссылаться на п.20 Пленума № 19 (нарушение тайны комнаты  искажает суть правосудия).

Стартер

Url

Дополнительная информация:

  1. Стартер — поиск аргумента для того, чтобы судья запросил дело
  2. — при обжаловании в кассационной инстанции указанный тип нарушений может использоваться в качестве стартера.

Url

Дополнительная информация:

Промежуточный вариант по результатам изучения, запрос дела (ч.1 401.10 УПК)

  • — это нарушение имеет яркий характер, его просто обосновать — при изучении кассационной жалобы оно может побудить судью истребовать дело из суда первой инстанции.
  • Последствия нарушения тайны совещания

Url

Дополнительная информация:

п.4 ч.1 389.20 УПК  отмена приговора и передача дела в I-ю инстанцию

— п.3 ч.1 401.14 УПК  отмена приговора и с возвратом дела в I-ю инстанцию

  1. — если Вы нашли этот вид нарушения, то единственное от чем имеет смысл просить в жалобе: это возврат дела на новое рассмотрение.
  2. — не имеет смысла (и бесполезно) просить принять какие-либо новые решения, суд не может смягчить приговор, так как это нарушение имеет процессуальный характер и единственное что он имеет право сделать — перезапустить заново одну из стадий процесса.
  3. Сайт суда (поиск нарушения)
  4. — простейший способ для проверки, участвовал ли судья в иных процессах, в период действия: по сайту суда.
  5. — в разделе «уголовное судопроизводство» проверьте, нет ли сведений об участии судьи в иных процессах в период нахождения в совещательной комнате.
  6. — при выявлении нарушения не торопитесь о нем заявлять, информация на сайте: это не процессуальный документ.
  7. — сначала получите документы по своему делу (приговор, протокол), теперь точное время по Вашему делу уже зафиксировано.
Читайте также:  Задержка поезда и права потребителя на компенсацию

— теперь, задача: доказать участие судьи по иным процессам. Прямого доступа к материалам иных дел у Вас нет, а есть только информация на сайте суда. Один из вариантов, затрудняющих фальсификацию: подождать момента, когда дело отправят в апелляционную инстанцию, то есть материалы уже будут вне помещения этого суда.

Кс о тайне совещательной комнаты | коллегия адвокатов города симферополь

Конституционный Суд отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им тайны совещательной комнаты

Конституционный Суд опубликовал Определение от 12 марта 2019 г. № 581-О, в котором отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им тайны совещания.

Судья Ленинского районного суда г. Владивостока Денис Игнатьичев, удалившись в совещательную комнату для постановления приговора до его провозглашения, вынес мотивированное решение по гражданскому делу, а также определение о передаче по подсудности дела об административном правонарушении.

Выявив нарушения ст. 298 УПК, Судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда отменила приговор нижестоящей инстанции. Кроме того, апелляция вынесла частное определение, в котором обращалось внимание председателя Ленинского районного суда г.

Владивостока на допущенное нарушение положений УПК при постановлении приговора, а также предлагалось принять соответствующие меры по недопущению нарушений уголовно-процессуального закона в будущем.

В передаче кассационных жалоб о пересмотре частного определения Денису Игнатьичеву было отказано.

Квалификационная коллегия судей Приморского краевого суда со ссылкой в том числе на установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства нарушения Денисом Игнатьичевым требований ст.

298 УПК удовлетворила представление председателя Приморского краевого суда о привлечении его к дисциплинарной ответственности и досрочно прекратила его полномочия. Высшая квалификационная коллегия судей РФ с решением согласилась.

Дисциплинарная и апелляционная коллегии ВС РФ в удовлетворении жалобы на решения квалификационных коллегий отказали. В передаче надзорной жалобы также было отказано.

Денис Игнатьичев обратился в Конституционный Суд. В жалобе он указал, что ст.

298 УПК не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей судебной практикой, позволяет признавать в качестве нарушения судьей тайны совещательной комнаты по уголовному делу любые его действия по иным делам, находящимся в его производстве, безотносительно к наличию или отсутствию влияния или возможности влияния таких действий на итоговое решение по уголовному делу.

При отказе в принятии жалобы к рассмотрению Конституционный Суд сослался на свое Определение от 6 декабря 2018 г. № 3105-О, о котором ранее писала «АГ», указав, что по смыслу ст. 295 «Удаление суда в совещательную комнату для постановления приговора» и ст.

298 УПК тайной совещательной комнаты охватываются такие суждения суда, позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и другие сведения, касающиеся существа и обстоятельств уголовного дела и вопросов, разрешаемых судом в совещательной комнате при постановлении приговора или иного судебного решения, распространение которых может поставить под сомнение объективность и самостоятельность суда, справедливость и безупречность судебного решения как акта правосудия.

Данное правовое регулирование, указал КС, направлено в том числе на обеспечение независимости и беспристрастности судей, принятие ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия, а не в силу стороннего воздействия на суд или внепроцессуального обсуждения материалов дела с другими лицами, и не может рассматриваться как нарушающее положения Конституции, придающей судебной защите основополагающее значение в системе конституционных гарантий, в их системном единстве.

Суд отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны, что не препятствует оценке органами судейского сообщества и судами влияния конкретных действий судьи, находящегося в режиме совещательной комнаты, на его независимость, объективность и беспристрастность при постановлении приговора.

«Соответственно, оспариваемая заявителем ст. 298 УПК Российской Федерации сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте», – посчитал Суд.

При этом он указал, что вопрос о наличии в деле заявителя оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, в качестве которых указывались не только нарушение тайны совещательной комнаты, связан с установлением фактических обстоятельств дела, проверкой законности и обоснованности состоявшихся в его деле правоприменительных решений и не относится к компетенции Суда.

Марина Нагорная. Новая адвокатская газета

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

В марте 2015 года Гарант (www.garant.ru) поставил передо мной ряд вопросов, касающихся соблюдения тайны совещания судей. В результате получился материал, который я решил разместить в своем блоге…

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты.

Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты.

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно.

К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться.

Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ).

ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования.

При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает.

Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий.

А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей.

Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения.

Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта).

Читайте также:  Торговля людьми - ответственность по статье 127.1 УК РФ и методы борьбы в России

Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты.

Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения.

Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению.

Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело.

Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/ivanov_anton/613040/#ixzz3Wh6wPOq4

Постановление Конституционного Суда РФ от 07.07.2020 N 33-П "По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Р.А. Алиева"

  • КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • Именем Российской Федерации
  • ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 июля 2020 г. N 33-П
  • ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 1 ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 56 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ

ГРАЖДАНИНА Р.А. АЛИЕВА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Р.А. Алиева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю.М. Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Согласно пункту 1 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации судья, присяжный заседатель не подлежат допросу в качестве свидетелей об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу.

1.1. Конституционность приведенного законоположения оспаривает гражданин Р.А. Алиев. Как следует из жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации и приложенных к ней документов, Р.А.

Алиев приговором Свердловского областного суда от 5 апреля 2018 года, вынесенным в соответствии с обвинительным вердиктом коллегии присяжных заседателей в его отношении и в отношении другого подсудимого, признан виновным в преступлениях, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 33, пунктами «е», «з» части второй статьи 105 и частью второй статьи 222 УК Российской Федерации. Рассмотрев дело в апелляционном порядке, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 7 февраля 2019 года оставила приговор без изменения.

В апелляционных жалобах сторона защиты, ссылаясь на письменные объяснения, полученные ею от ряда присяжных заседателей, утверждала следующее: при вынесении вердикта не была соблюдена тайна совещания присяжных, в частности доступ к совещательной комнате имели посторонние лица — два секретаря судебного заседания, судебный пристав и запасной присяжный заседатель, а эксперт, свидетели обвинения и потерпевший контактировали с присяжными; во время обсуждения вердикта судебный пристав заносил в совещательную комнату гильзы и пули, которые не исследовались судом, угрожал одному из присяжных выводом из состава коллегии, если тот не перестанет высказывать мнения, идущие вразрез с обвинением; секретари судебного заседания указывали, что исход уголовного дела предрешен, а виновность подсудимых уже установлена вступившим в законную силу приговором в отношении третьих лиц, и торопили присяжных с вынесением вердикта; в день вынесения вердикта в совещательной комнате находился запасной присяжный заседатель.

В ходе судебного разбирательства в Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации защитниками заявлялись ходатайства о приобщении к материалам дела и оглашении объяснений, данных присяжными и подтверждающих факт нарушения тайны совещательной комнаты, а также о допросе присяжных в качестве свидетелей.

Однако суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении ходатайств, сославшись на то, что в силу части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации присяжные не подлежат допросу в качестве свидетелей, а равно опросу защитниками об обстоятельствах уголовного дела, которые стали известны присяжным в связи с участием в производстве по нему.

В результате суд пришел к выводу, что свидетельств незаконного воздействия на присяжных в материалах дела не имеется.

1.2. Р.А.

Алиев утверждает, что оспариваемая норма противоречит статьям 15 (часть 4), 17 (часть 1), 19 (части 1 и 2), 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, не позволяет удовлетворить ходатайство стороны защиты, просящей допросить присяжных заседателей об обстоятельствах нарушения тайны их совещания и об ином давлении на них, притом что в ходе допроса не предполагается выяснять обстоятельства уголовного дела, которые стали известны присяжным в связи с их участием в производстве по нему.

Соответственно, с учетом статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» пункт 1 части третьей статьи 56 УПК Российской Федерации является предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу постольку, поскольку на его основании в системе действующего правового регулирования решается вопрос о допросе лиц, участвовавших в уголовном деле в качестве присяжных заседателей, об обстоятельствах нарушения тайны совещания при вынесении ими вердикта либо об ином противоправном воздействии на присяжных при отправлении ими правосудия.

2.

Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, определяющей смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваемой правосудием, гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод, в том числе судом с участием присяжных заседателей (статьи 2 и 18; статья 45, часть 1; статья 46, часть 1; статья 47, часть 2), отводит судебной власти, независимой и беспристрастной по своей природе, решающую роль в государственной защите прав и свобод.

В соответствии со статьями 118 (часть 1), 120 (часть 1), 121 (часть 1), 122 (часть 1) и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации и конкретизирующими их положениями статей 1, 5, 8, 15 и 16 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом в лице судей и присяжных заседателей, привлекаемых в надлежащем порядке к отправлению правосудия; суд осуществляет судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли; судьи и присяжные независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону, которыми, в свою очередь, устанавливаются гарантии их независимости; лица, виновные в оказании незаконного воздействия на судей и присяжных, а также в ином вмешательстве в деятельность суда, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом. Тем самым право на объективный, независимый и непредвзятый суд входит в основное содержание (ядро) конституционного права на судебную защиту, выступает одним из неотъемлемых его свойств и необходимым условием справедливого судебного разбирательства. При этом принципиальное требование беспристрастности суда распространяется как на профессиональных судей, так и на входящих в состав суда присяжных заседателей (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 года N 6-П и от 19 апреля 2010 года N 8-П).

Следовательно, процессуальные правила принятия судебных актов, в том числе судом с участием присяжных заседателей, должны содержать институциональные и процедурные механизмы, позволяющие обеспечить вынесение судебного решения, отвечающего критериям справедливости, по результатам объективного разбирательства дела судом, независимость и беспристрастность которого не должны подвергаться обоснованному сомнению ни с субъективной точки зрения участников судопроизводства, ни с объективной точки зрения, выражающей публичный интерес в авторитетной и пользующейся доверием общества судебной власти. Такие механизмы призваны служить тому, чтобы судебные решения, выносимые именем Российской Федерации, не только были формально законными, но и воспринимались как правосудные, а также могли быть проверены в суде как минимум апелляционной инстанции на предмет соответствия указанным требованиям.

Читайте также:  Фото на права: требования к размеру и в чем фотографироваться

Тайна совещательной комнаты — Криминальная хроника НН

При вынесении вердикта судьи не всегда находятся в обстановке строжайшей тайны

Есть во дворцах правосудия такие места, где судья может укрыться от назойливых адвокатов, родственников подсудимых и потерпевших.

Правда, не для того чтобы в тишине просто попить чаю и посмотреть новости, а как раз для самого главного действа — принятия решения по делу и составления текста приговора.

Оказывается, беспокоить судью (а судье в свою очередь входить с кем-то в контакт) в такие моменты категорически запрещено законом. Но соблюдается этот порядок, гарантирующий независимость судебной власти, не всегда.

Подробнее в материале Ольги Макаровой    «Нижегородские новости»

В полной изоляции

Как разъясняет Уголовно-процессуальный кодекс, во время вынесения приговора в совещательной комнате могут находиться только судьи, которые входят в состав суда по этому делу.

Ни прокурор, ни адвокат, ни секретарь суда туда даже заглядывать не вправе. Это же требование распространяется и на присяжных заседателей, которых перед удалением в совещательную комнату заранее напутствует судья.

Примерно те же порядки существуют и при рассмотрении судьями гражданских дел.

То, о чем говорят судьи за закрытыми дверями, не должен знать никто. Пребывая в заветной комнате, слуга Фемиды не имеет права общаться по телефону не только по вопросам, связанным с данным делом, но и по любым другим, не относящимся к нему.

Кстати, удалившись в совещательную комнату, судьи не должны покидать ее до момента провозглашения приговора. В тех же случаях, когда вынести приговор в течение одного дня невозможно из-за большого объема дела, с наступлением ночного времени суд вправе прервать совещание для отдыха.

Продолжительность перерыва судьи определяют по своему усмотрению, исходя из определения законом понятия ночного времени. Перерыв для отдыха вершители судеб обязаны использовать только по прямому назначению.

Они не могут не только во время пребывания в совещательной комнате, но и во время перерыва для отдыха общаться с кем-либо по вопросам, связанным с постановлением приговора по данному делу.

Доводы не принимаются

Сейчас в областном суде идет процесс (надзорное производство) по уголовному делу о грабеже и разбое. История эта долгая, разбирательства начались пять лет назад.

Дело о вооруженном налете на мини-маркеты, в котором фигурируют два нижегородца, уже прошло много судебных инстанций.

Любопытен этот случай тем, что один из приговоров по делу, вынесенный Первомайским районным судом, был отменен «за нарушение тайны совещания судей».

Служитель Фемиды в нарушение всех требований, находясь в совещательной комнате для вынесения приговора по этому делу, умудрился рассмотреть параллельно еще и два гражданских дела. Одно по признанию права собственности на половину квартиры, второе — по принятию наследства.

А вот пример из гражданского судопроизводства. В мае прошлого года Канавинский районный суд отменил решение мирового судьи по делу о защите прав потребителя. Причина та же.

Во время нахождения в совещательной комнате мировой судья рассматривал другие дела и принимал по ним итоговые решения.

Причем это было впоследствии подтверждено распечаткой дел, назначенных к слушанию за указанный период.

Между тем отменяют решения суда с такой формулировкой на практике очень редко, хотя жалоб от граждан на несоблюдение судьями секретов подается немало. Обычно на подобные жалобы суд отвечает отказом.

Аргументация такая: мол, доводы жалобы о нарушении тайны совещательной комнаты не нашли своего подтверждения. Дескать, «как следует из протокола судебного заседания, по окончании судебных прений председательствующий судья удалился в совещательную комнату, по возвращении из которой провозгласил решение.

Данных о нарушении совещательной комнаты протокол не содержит, замечаний на протокол подано не было».

— Много лет назад, когда я работал в Мурманской области, участвовал в качестве защитника по делу о разбойном нападении. Судья удалилась в совещательную комнату. Я зашел к секретарю и спросил, когда будет вынесен приговор.

Потом я заметил, что дверь в кабинет судьи была приоткрыта и она была там не одна, а беседовала с одним из зрителей, которого я до этого видел в зале заседания, хотя в совещательную комнату нельзя никому входить. На поданную мною жалобу судья заявила, что такого не было. В ней мне отказали, — рассказывает известный нижегородский адвокат Виктор Козлов.

— И в основном в таких жалобах отказывают. Соответственно и отменяют приговоры ввиду нарушения тайны совещания судей крайне редко. Я же с тех пор считаю, что подавать их бессмысленно.

С готовым решением

— В советское время, когда я работал судьей, необходимо было делать выездные заседания для популяризации судебного процесса, — вспоминает наш собеседник. — Сейчас это происходит гораздо реже. Мы совещались в красных уголках, в залах Ленинской славы, в опорном пункте милиции.

В российских судах и сейчас как таковой совещательной комнаты не существует, в отличие от других стран. У нас чаще всего это кабинет судьи. А вот еще пример из моей недавней практики. Я был на выездном заседании суда в колонии по вопросу об условно-досрочном освобождении.

Так судья пришел на заседание уже с готовым решением. В ходе заседания он спросил мнение администрации колонии, мнение прокурора. Те ответили, что освобождать по УДО данного осужденного нецелесообразно.

Судья встал, подошел к двери соседней комнатки, одной рукой эту дверь открыл, зашел туда, тут же повернулся, другой рукой дверь за собой прикрыл и вернулся к нам. И сказал, мол, суд посовещался и вынес решение.

И тут же прочел постановление об отказе в УДО, напечатанное на двух страницах.

Между тем в прошлом году осужденный, отбывающий наказание в колонии Лукояновского района, посчитал, что судом была нарушена тайна совещательной комнаты при вынесении решения. Его дело рассматривалось на территории самой колонии, и после удаления осужденного из зала для вынесения решения с судьей остались секретарь, прокурор и представитель администрации.

Однако судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда, рассматривая кассационную жалобу осужденного на постановление судьи Лукояновского суда, отклонила это замечание осужденного.

Обоснование было следующее.

Проведенная служебная проверка и взятые объяснения с участников того судебного заседания показали, что при вынесении решения по настоящему делу нарушения тайны совещательной комнаты судьей допущено не было.

От ошибки до нарушения

Бывают и вовсе курьезные случаи. В сентябре 2009 года судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда подписала ошибочный проект кассационного определения по жалобе нижегородки. То есть решение в этом кассационном определении было противоположно тому, который был оглашен судьей непосредственно после выхода из совещательной комнаты.

Как потом выяснилось, у судей имелось два проекта. Один обсуждался в совещательной комнате и был оглашен в зале судебного заседания. Но судьи случайно подписали другой. Нижегородка подала на судей в суд.

Но Фемида ответила, что «в действиях судей отсутствовал умысел на совершение преступления в отношении гражданки», мол, просто имела место «техническая ошибка при подписании процессуального документа».

— Как и сейчас, раньше судьи особо не соблюдали тайну совещания, — резюмирует Виктор Козлов. — Вот пример. Дело было в Ленинградской области. Я был студентом и участвовал в процессе в качестве народного заседателя.

И председательствующий прямо при мне во время нахождения в совещательной комнате, когда мы заспорили по одному моменту, поднял трубку и набрал номер телефона судьи из облсуда и начал с ним советоваться. Между тем тот судья даже дела не видел. В итоге наш председательствующий последовал совету, по которому и вынес приговор. Но впоследствии облсуд отменил данный приговор.

Думаю, что и сейчас мало что изменилось. Я лично видел, как судья одного из районов нашей области с моим уголовным делом ходила в областной суд за консультацией. Это прямое нарушения тайны совещания…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *