Неправомерные действия при банкротстве: что считается, а что нет

Рассмотрим термины и определения для изучения составов преступлений, предусмотренных ст. 195—197 УК РФ.

  • Арбитражный управляющий — гражданин РФ, являющийся членом саморегулируемой организации арбитражных управляющих.
  • Внешнее управление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности.
  • Временная администрация финансовой организации — специальный временный орган управления финансовой организации, назначенный контрольным органом.
  • Денежное обязательство — обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному ГК РФ, бюджетным законодательством РФ основанию.
  • Должник — гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного Федеральным законом.
  • Конкурсное производство — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Кредиторская задолженность — любой вид неисполненного обязательства должника перед кредитором, включая денежное обязательство, возникающее из любых видов гражданских договоров (куплипродажи, кредита, подряда, оказания услуг и т. д.), а также вследствие причинения вреда и по иным основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Кредиторы — лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору.

Наблюдение — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

Неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств. При этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное.

  1. Несостоятельность (банкротство) — признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
  2. Реализация имущества гражданина — реабилитационная процедура, применяемая в деле о банкротстве к признанному банкротом гражданину в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.
  3. Реструктуризация долгов гражданина — реабилитационная процедура, применяемая в деле о банкротстве к гражданину в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации долгов.
  4. Санация — меры, принимаемые собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника, кредиторами должника и иными лицами в целях предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника, в том числе на любой стадии рассмотрения дела о банкротстве.
  5. Финансовое оздоровление — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности.
  6. Финансовый управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для участия в деле о банкротстве гражданина.
  7. Специальное законодательство

Недобросовестные действия гражданина-банкрота — Сам себе адвокат

Острым продолжает оставаться вопрос освобождения гражданина-должника от исполнения обязательств.

Рассмотрим, как суды оценивают доводы кредиторов о недобросовестности действий гражданина и в каких случаях удастся убедить суд не применять к должнику правила об освобождении от долгов.

В деле о банкротстве гражданина целью должника, является освобождение от долгов. Возможность отказа в таком освобождении стимулирует добросовестное поведение гражданина и выступает грозным воздействием на недобросовестных лиц.

Нормы гл. X Закона № 127-ФЗ предусматривают для арбитражного суда ориентиры, наличие которых влечет не освобождение гражданина от долгов.

Верховный суд разъяснил, что законом установлен баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долгов гражданина, и необходимостью защиты прав кредиторов.

Отсюда  недобросовестные действия должника могут свести все его усилия по освобождению от долгов к нулю.

По общему правилу суд разрешает вопрос о наличии обстоятельств, при которых должника нельзя освободить от исполнения обязательств, при вынесении определения о завершении реализации имущества должника (абз. 5 п. 4 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ).

Однако соответствующие обстоятельства могут быть установлены в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах.

Если такие обстоятельства выявятся после завершения реализации имущества должника, соответствующее судебное определение, в том числе в части освобождения от обязательств, может быть пересмотрено по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего.

Однако, на сегодняшний день на уровне кассационных судов отсутствуют примеры пересмотра судебных актов в части освобождения от долгов при выявлении недобросовестного поведения должника.

Предполагается, что по собственной инициативе суд вправе не применить правило об освобождении от долгов только при наличии доказательств явной недобросовестности должника.

Хотя при подаче заявления о банкротстве гражданин вправе заявить только саморегулируемую организацию, из числа членов которой утверждается арбитражный управляющий. Это зачастую мешает добросовестным кредиторам в полном объеме осуществлять свои права, поскольку управляющий, например, «нечаянно» не оспаривает сделку или «случайно» не находит имущество, подлежащее включению в конкурсную массу.

Как правило, доводы кредиторов о недобросовестности должника, заявленные при рассмотрении заявления о банкротстве и введении банкротных процедур, не влекут отмену судебных актов в порядке апелляционного и кассационного производства.

Законом закреплены лишь три основания для отказа в освобождении от исполнения обязательств гражданина:

  1. В случае привлечения к уголовной или административной ответственности за его незаконные действия при банкротстве. Необходимым условием здесь является совершение такого рода правонарушений в данном деле о банкротстве гражданина.

Таким образом, при наличии заявления заинтересованного кредитора и судебного акта арбитражный суд обязан пересмотреть судебный акт об освобождении должника от исполнения обязательств и принять новое решение не в пользу гражданина.

УК РФ и КоАП РФ раскрывают понятие неправомерных действий при банкротстве. На практике кредиторы ссылаются на большинство данных действий в обоснование доводов о неприменении к должнику правила об освобождении от долгов.

Однако, здесь нельзя забывать, что абз. 1 п. 4 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ можно применить только при наличии вступившего в силу приговора суда по уголовному делу или решения по делу об административном правонарушении.

Судебной практике такие примеры пока неизвестны.

  1. 2. В случае если гражданин не представил необходимые сведения или представил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду и это обстоятельство установлено судебным актом, принятым при рассмотрении дела о банкротстве гражданина.

Оценивая ссылки кредиторов на непредставление или отказ в представлении необходимых сведений и документов управляющему и суду, как правило, суд устанавливает: провел ли управляющий все необходимые мероприятия в ходе реализации имущества; есть ли у должника имущество; есть ли обстоятельства, свидетельствующие о  его недобросовестности при удовлетворении требований кредиторов.

Отсюда, в основу решения суда по вопросу об освобождении  гражданина от обязательств по итогам процедуры реализации имущества должен быть положен критерий добросовестности поведения должника по удовлетворению требований кредиторов.

При этом, под поведением должника по удовлетворению требований кредиторов понимается не только их фактическое удовлетворение, ведь зачастую до этого не доходит, но и любые действия должника в процедуре, начиная с представления точной и полной информации, сотрудничества с финансовым управляющим, а также до ее начала — в разрезе анализа добросовестности действий, которые повлекли возникновение обязательств и привели к банкротству…

  1. В случаях когда доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором кредитор или уполномоченный орган основывает свое требование, гражданин:
  • — действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица;
  • — представил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита;
  • — скрыл или умышленно уничтожил имущество.

Поименованные в  абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ правонарушения дословно воспроизводят некоторые из составов преступлений, предусмотренных главами 21 и 22 УК РФ. Возникает вопрос, должен ли суд устанавливать указанные действия в деле о банкротстве или же их нужно устанавливать в уголовном процессе.

Так, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в разрезе уголовного права является преступлением и подтверждается вынесением обвинительного приговора.

Однако в одном из дел арбитражный суд установил факт злостного уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами, сославшись на абз. 4 п. 4 ст. 213.28 Закона № 127-ФЗ.

Суд  мотивировал свои выводы тем, что должник не представил доказательств расходования заемных денежных средств, не доказал их направление на погашение ранее возникшей кредиторской задолженности.

То есть у должника имелась возможность полностью или частично погасить заем привлеченными средствами, но он злостно уклонился от этого.

Читайте также:  Эксплуатация детского труда: особенности законодательства и ответственность

В связи с этим должника нельзя освободить от дальнейшего исполнения обязательств перед займодавцем (постановление ААС от 30.01.2017 по делу № А46-16412/2015).

Представление  кредитору заведомо ложных сведения при получении кредита

Как правило банки не считают себя обманутыми заемщиками и не выдвигают таких доводов в обоснование заявления о не освобождении должника от долгов, а суды неоднозначно относятся к доводам о представлении ложных сведений при получении кредита.

С одной стороны, банк в данном случае не является слабой стороной. Он всегда в силах проверить сведения, указанные в справке 2-НДФЛ, обязательной для представления заемщиком — физическим лицом при получении кредита.

С другой стороны, выдача кредитов — это коммерческая деятельность банка. Банки не всегда отказывают в выдаче кредита гражданину, явно видя его определенные финансовые трудности, в чем нельзя обвинять самого гражданина.

В одних делах  суды трех инстанций, освобождали  должника от исполнения обязательств и отклоняли доводы банка о представлении должником заведомо ложных сведений о своей заработной плате при получении кредита и незаконном дарении своей матери квартиры, указанной в анкете для получения кредита.

В других  суды  напротив, не освобождали должника от исполнения обязательств. Суды исходили из того, что заемщик при получении кредитов представил банку недостоверные сведения о доходах, принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что свидетельствует о его недобросовестности.

Должник принял на себя заведомо неисполнимые обязательства

Нередко кредиторы заявляют довод о том, что должник принял на себя заведомо неисполнимые заемные или кредитные обязательства. Указанный довод является разновидностью сообщения должником недостоверных сведений о своем имущественном положении.

Красочным примером такого рода  судебного спора является дело  № А06-1435/2016 АС Поволжского округа

Суд первой инстанции не освободил должницу от долгов по той причине, что после выхода на пенсию, имея ежемесячные платежи по кредитам, взятым в 2011–2012 годах, должница заключила еще три кредитных договора в 2013–2014 годах, то есть приняла на себя заведомо неисполнимые обязательства.

При этом должница совершила ряд сделок с недвижимостью, в результате которых получила прибыль, однако действий по исполнению кредитных обязательств не предприняла.

Такие действия, по мнению суда, свидетельствуют о недобросовестном поведении в ущерб кредиторам, а также о том, что, обращаясь с заявлением о признании себя банкротом, гражданка преследовала недобросовестную цель освобождения от долгов.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, освобождая должницу от долгов, указали, что при оформлении кредитных договоров она не представляла в банки заведомо ложные сведения об источниках своих доходов и составе имущества; в материалах дела отсутствуют возражения банков о представлении заемщицей ложных сведений при оформлении кредитов, которые повлияли на возможность оценки кредитными организациями своих рисков.

Учитывая размер пенсии, имевшее место полное погашение одного из кредитов в 2013 году возможно было именно за счет средств от продажи недвижимости.

Должница оплачивала кредиты вплоть до середины 2015 года, то есть в течение значительного срока с даты их получения в 2011–2013 годах.

Само же заключение кредитных договоров и сделок с недвижимостью имело место задолго до принятия и введения в действие закона о потребительском банкротстве граждан, что также не позволяет сделать вывод об умысле должницы на совершение действий во вред кредиторам (принятие неисполнимых кредитных обязательств для последующего недобросовестного освобождения от них).

Более того, ни один из кредиторов должника и финансовый управляющий в суде первой инстанции не заявляли о недобросовестности должницы и неприменении правила об освобождении от обязательств (постановление

          Должник совершил незаконные действия

Как показывает практика, не стоит однозначно рассматривать факт наличия приговора суда в отношении должника в качестве обязательного условия, которое суд расценит как основание для неосвобождения от долгов. И, наоборот, в случае явной недобросовестности гражданина суду достаточно самого факта любого уголовного преследования в отношении должника.

Например, суды трех инстанций освободили должника от долгов, отклонив ссылку уполномоченного органа на наличие обвинительного приговора суда.

Приговор устанавливал незаконные действия должника, который был руководителем общества, по исчислению и уплате налогов и сборов в бюджеты различных уровней.

Суды указали, что приговор должнику вынесен как руководителю юридического лица, в то время как в деле о банкротстве рассматривается несостоятельность должника как физического лица (постановление АС Дальневосточного округа от 28.04.2017 по делу № А73-4504/2016).

В другом деле суд округа не согласился с выводом нижестоящих судов о том, что приговор районного суда в отношении должника является основанием для не освобождения от долгов по кредитному договору.

Суд указал, что обязательства по кредиту не были следствием хищения должником денежных средств юридического лица путем присвоения с использованием служебного положения.

При этом банк не заявлял о представлении должником ложных сведений при оформлении кредита, которые бы повлияли на возможность оценки им своих рисков. Также банк не заявлял в суде первой инстанции возражения относительно освобождения должника от неисполненных обязательств по кредиту.

Вывод судов относительно того, что должник злостно уклонялся от исполнения кредитных обязательств, производя платежи с нарушением установленного графика, сделан без оценки его доводов (постановление АС Поволжского округа от 05.05.2017 по делу № А65-14688/2016).

Однако в одном из дел суды апелляционной и кассационной инстанций не нашли правовых оснований освободить должника от части обязательств перед ФНС.

Здесь постановлением СУ СК России о частичном прекращении уголовного преследования было установлено, что должник уклонился от уплаты налогов, не представив декларации за определенные кварталы, а также внес в декларации по НДС заведомо ложные сведения.

По мнению судов, это свидетельствует о том, что при возникновении и исполнении обязательств, на которых уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве должника, последний действовал незаконно (постановление АС Центрального округа от 01.03.2017 по делу № А48-4550/2015).

Таким образом, в законе прописан довольно четкий перечень случаев не освобождения гражданина от долгов. Между тем суд наделен широкими дискреционными полномочиями по оценке добросовестности действий должника как в рамках процедуры банкротства, так и накануне ее.

Нежелание должника трудоустроиться

Кредиторы зачастую апеллируют к тому, что нежелание должника трудоустроиться либо увольнение с основного места работы в период банкротства является злоупотреблением с его стороны.

Так, в одном из дел кредиторы ссылались на то, что должник не работал длительный период, не имел доходов, не предпринимал никаких действий, направленных на исполнение обязательств перед кредиторами, а в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком. Тем не менее суды трех инстанций пришли к выводу о возможности освободить должника от долгов (постановление АС Уральского округа от 14.02.2017 по делу № А60-63491/2015).

Уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве: некоторые проблемные аспекты

Макарова, А. В. Уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве: некоторые проблемные аспекты / А. В. Макарова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 4 (11). — С. 30-33. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/133/4217/ (дата обращения: 28.06.2022).



Статья посвящена исследованию некоторых актуальных проблем правовой регламентации уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве. Автором подчеркивается важность ст.

195 УК РФ для защиты прав и законных интересов лиц, обеспечения стабильного развития гражданского оборота, поскольку она закрепляет санкцию за совершение деяний, влекущих уменьшение конкурсной массы должника и, как следствие, причинение крупного ущерба кредиторам юридического лица, индивидуального предпринимателя или гражданина.

Ключевые слова: уголовная ответственность, УК РФ, неправомерные действия, банкротство, Закон о банкротстве.

Одним из правовых механизмов, призванных обеспечить развитие «здорового» гражданского оборота в условиях рыночной экономики, является институт несостоятельности (банкротства).

Именно он позволяет нивелировать негативные последствия предпринимательской и иной экономической деятельности, выражающиеся, в частности, в неспособности должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по обязательствам.

В ходе банкротства антагонизм интересов должника и кредиторов увеличивается, что создает реальную угрозу нарушения как прав кредиторов и самого должника, так и порядка проведения той или иной процедуры, применяемой в деле о несостоятельности.

В этой связи Уголовный кодекс РФ (далее — УК РФ) [2] еще в первоначальной редакции включал в себя институт уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, закрепленный в ст. 195 УК РФ.

Читайте также:  Возврат денег за путевку: основания и порядок составления претензии

Анализ нормативных правовых актов позволяет прийти к выводу, что на протяжении всего периода существования названная статья неоднократно претерпевала изменения, во многом обусловленные динамичностью и нестабильностью законодательства о банкротстве, а также особенностями складывающейся правоприменительной практики.

На сегодняшний день ст.

195 УК РФ состоит из трех частей, соответствующих трем самостоятельным составам преступления, объединенным непосредственным объектом, которым, как представляется, выступают не просто имущественные интересы кредиторов, а общественные отношения, связанные с правомерным удовлетворением требований кредиторов в порядке, установленном законодательством о банкротстве, что обусловлено особенностями объективной стороны состава преступления, в частности специфической обстановкой. Так, в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 195 УК РФ предполагается, что совершение действий, указанных в диспозициях норм, влечет уголовную ответственность при наличии признаков банкротства [10, c. 568].

Исходя из взаимосвязанных положений ст. 3, 6 Федерального закона от 26.10.2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) [3], по общему правилу, признаками банкротства организации являются: неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, о выплате выходных пособий и (или) об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, при этом совокупность требований должна составлять не менее 300 000 руб. Иное предусмотрено, например, ст. 183.16 Закона о банкротстве для финансовых организаций, ст. 189.8 Закона о банкротстве для кредитных организаций, ст. 190 Закона о банкротстве — специальный признак банкротства стратегических предприятий (сумма требований не менее 1 млн. руб.) и т. д. Признаки банкротства граждан и индивидуальных предпринимателей, определяются в ч. 2 ст. 213.3 указанного закона.

Помимо установления момента возникновения признаков банкротства, необходимо уделить внимание и вопросу: в течении какого промежутка времени они наличествуют?

В первоначальной редакции ст. 195 УК РФ речь шла о совершении указанных в диспозиции действий не при наличии признаков банкротства, а при банкротстве или предвидении банкротства.

На основе анализа судебной практики можно прийти к выводу, что, редактирование формулировки закона не повлияло на момент изменения обстановки совершения преступления, так как формальные признаки банкротства возникнув до возбуждения производства по делу, сохраняются и после принятия арбитражным судом решения о признании лица банкротом и открытии конкурсного производства до внесения записи в ЕГРЮЛ или ЕГРИП о ликвидации организации-должника или прекращении статуса индивидуального предпринимателя соответственно. Данный тезис находит подтверждение и в Методических рекомендациях ФССП России [4].

Объективная сторона применительно к ч. 3 ст. 195 УК РФ предполагает, что деяние (действия/бездействие) совершается при условии, если решением арбитражного суда функции руководителя организации возложены на арбитражного управляющего, или он утвержден для участия в деле о банкротстве гражданина.

Таким образом, нельзя привлечь к уголовной ответственности, например, генерального директора в ходе процедуры наблюдения, если он в нарушение требований п. 3.2 ст. 64 Закона о банкротстве не предоставил временному управляющему перечень имущества, имущественных прав должника, так как согласно п.

1 указанной статьи ведение наблюдения не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления, которые продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными п. 2, 3 и 3.1 данной статьи. Тоже самое касается процедуры финансового оздоровления (ст.

82 Закона о банкротстве), если руководитель должника не был отстранен от должности в порядке ст. 69 Закона о банкротстве.

Состав неправомерных действий при банкротстве является материальным, согласно взаимосвязанным положениям ст. 195 УК РФ и примечанию к ст. 170.2 УК РФ требуется наличие крупного ущерба в размере 2 250 000 руб. В этой связи представляется важным вопрос об окончании преступления.

Так, в одном из приговоров Северобайкальского городского суда Республики Бурятия указывалось, что состав преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ считается оконченным в момент подписания договоров цессии с одними кредиторами в ущерб другим кредиторам [6].

Как видится, подобный подход распространяется на консенсуальные сделки (договоры), но не на реальные, так как в этом случае сделка считается состоявшейся (договор заключенным) только после передачи имущества.

Интерес представляет также одно из дел, находившихся в производстве Ленинского районного суда г. Курска [7], в котором индивидуальный предприниматель, обвинялась в воспрепятствовании деятельности арбитражного управляющего, посредством перевода 8 млн. руб.

со счета, открытого финансовым управляющим на ее имя с целью аккумулирования денежных средств, полученных после реализации имущества, на другой счет этой гражданки.

Финансовый управляющий, узнав о переводе денежных средств, составляющих конкурсную массу, в нарушении требований Закона о банкротстве, инициировал блокировку счета. Суд квалифицировал деяние лица по ч. 3 ст. 195 УК РФ, то есть как оконченное преступление.

Как представляется, это не совсем верно, так как финансовый управляющий имел возможность контролировать подобного рода операции, что в данном случае исключает причинение ущерба кредиторам, следовательно гражданке необходимо инкриминировать ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 195 УК РФ.

Необходимость правильного определения окончания неправомерных действий при банкротстве обусловлена еще тем, что преступление относится к категории преступлений небольшой тяжести, следовательно, срок давности привлечения к уголовной ответственности согласно п. «а» ч. 1 ст.

78 УК РФ составляет два года, учитывая, что процедура банкротства организации может длиться несколько лет, достаточно высока доля вероятности, что уголовное дело будет прекращено по п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, как это было в одном из дел, рассматриваемых Ленинским районным судом г.

Владивостока [5].

Немаловажным аспектом является определение потерпевшего при совершении преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ. Как показывает анализ материалов судебной практики единого подхода к решению данного вопроса у правоприменителей не сложилось, что подчеркивалось в справке Кемеровского областного суда [9]. Несмотря на то, что в диспозиции ст.

195 УК РФ речь идет о причинении крупного ущерба кредиторам, в ряде случаев суды признают потерпевшими не только их, но и само юридическое лицо [8] подчеркивая, что руководитель действовал вопреки интересам организации. Это представляется обоснованным, поскольку организация является самостоятельным субъектом гражданского оборота (ст.

48 Гражданского кодекса РФ [1]), следовательно, в ходе неправомерных действий при банкротстве ущерб, в первую очередь, причиняется организации за счет уменьшения активов, как было в вышеприведенном деле Приокского районного суда г.

Нижний Новгород, когда гражданин, являясь единственным учредителем организации и одновременно единоличным исполнительным органом, помимо прочего снял с регистрационного учета транспортное средство, произведя тем самым, незаконное отчуждение имущества, принадлежащего предприятию.

Помимо рассмотренных выше особенностей правового регулирования и правоприменительной практики уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 195 УК РФ, необходимо уделить внимание субъекту неправомерных действий при банкротстве, который является специальным [10, c. 568–569]:

  • − гражданин;
  • − индивидуальный предприниматель;
  • − представители органов управления организации, руководитель должника (лица, непосредственно влияющие на формирование и изъявление воли юридического лица, уполномоченные совершать сделки от его имени).

Подводя итог выше сказанному, необходимо отметить, что ст.

195 УК РФ имеет важное значение в современном правовом регулировании, учитывая возрастающую популярность института банкротства, поскольку закрепляет санкцию за совершение деяний, влекущих уменьшение конкурсной массы должника и, как следствие, причинение крупного ущерба кредиторам юридического лица, индивидуального предпринимателя или гражданина.

Законодатель, ограничивая принцип свободы договора и свободу осуществления экономической деятельности, стремится стимулировать субъектов правоотношений действовать правомерно и добросовестно при возникновении признаков банкротства, создать механизм, гарантирующий порядок проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, а также преследует цель защиты имущественных прав кредиторов, поскольку защита собственности является одной из основополагающих задач УК РФ. Однако абстрактность формулировок, несовершенство юридической техники и отсутствие единообразной правоприменительной практики по некоторым вопросам создают значительные трудности для применения ст. 195 УК РФ.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (часть первая) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.

Незаконные действия при банкротстве

Для удовлетворения требований кредиторов многие граждане прибегают к получению статуса неплатежеспособного лица. Если расплатиться другими способами нет возможности, вариант признать лицо банкротом остается единственным выходом.

Но не все руководители юридических лиц совершают процедуру без скрытых мотивов – ситуация, когда гражданин явно или скрыто пытается получить выгоду от банкротства, приравнивается к мошенническим схемам.

Читайте также:  Лицензия на обслуживание газового оборудования: можно ли получить

Незаконное банкротство разделяется на виды, которые мы рассмотрим подробнее, но важно понимать, что такие схемы расцениваются как преступление и, согласно статьям УК РФ, караются лишением свободы или новыми штрафами.

Что такое фиктивная или преднамеренная неплатежеспособность

В тех ситуациях, когда лицо объявляет себя банкротом, имея на счетах средства и имущество, достаточное, чтобы погасить все долги, оно проводит фиктивную процедуру банкротства, которая является преступлением.

Именно во избежание подобных ситуаций сам процесс признания финансовой несостоятельности был усложнен и прописан в соответствующих статьях.

Если действия были совершены при наличии достаточной суммы для выплаты, должнику могут грозить новые финансовые обязательства и лишение свободы.

Любой юрист порекомендует честно совершить выплаты по долговым обязательствам, а не пытаться провернуть мошенническую схему, которая с большой вероятностью будет раскрыта. Также не стоит препятствовать временной администрации кредитной организации и другим уполномоченным органам, так как такие нарушения считаются неправомерными и могут привести к усугублению ситуации.

Какие цели преследуются

Физические лица или индивидуальные предприниматели проводят процедуру банкротства для получения собственной выгоды – в законном плане это избавление от накопившихся долговых обязательств. Но существуют недобросовестные компании, которые ищут выгоду в процедуре для получения следующих преимуществ:

  1. Снятие всех долговых обязательств – именно эту причину можно назвать основной, целью является получить статус неплатежеспособности, при отсутствии желания выплачивать долги перед любыми организациями должник пытается признать свою неплатежеспособность.
  2. Получение отсрочки на выплату – при старте процедуры все кредиты и другие задолженности замораживаются, на них не начисляются проценты и пеня.
  3. Попытка вывода активов на личные счета – бизнесмены, пытаясь избежать выплаты задолженностей, нередко переводят деньги со счетов компании.
  4. Полностью закрыть компанию – если предприниматель решил прекратить деятельность фирмы и собирается объявить банкротство, чтобы не выплачивать долги.
  5. Проведение мошеннических схем с кредитной или иной финансовой организацией – одна из популярных схем обмана заключается в открытии фирмы, взятии большого количества кредитов в разных организациях и попытке объявить финансовую несостоятельность.

Читайте так же:  Методы предупреждения банкротства экономического субъекта

Такие мошеннические схемы считаются преступлениями и караются согласно Уголовному кодексу РФ, статьям 195-197.

Согласно действующему Уголовному кодексу Российской Федерации, за нарушения в процедуре банкротства лицо может понести административную, согласно статьям 14.12 и 14.13 КоАП, или уголовную ответственность на основании статей 195 и 196. Сама процедура, ее этапы, необходимые документы и другие нюансы регулируются ФЗ №127.

Среди всех совершаемых по статьям при банкротстве нарушений выделяются три основные группы:

  • первая заключается в признании факта сокрытия средств или имущества, проведения неверных действий при процедуре банкротства или выполненные незаконные действия по отношению к имуществу;
  • вторая заключается в проведении мошеннических действий для выполнения требований отдельных кредиторов, впоследствии которых вред получают другие участники процесса;
  • третья состоит в оказании препятствий деятельности арбитражного управляющего, руководителя временной администрации или других представителей уполномоченных органов.

Согласно статьям УК РФ, незаконные действия при банкротстве не всегда наказываются ответственностью – для принятия мер требуется наличие дополнительных обстоятельств.

Что такое неправомерные действия

Преступность в экономической сфере распространена, так как многие ООО и индивидуальные предприниматели стараются получить выгоду от признания неплатежеспособности.

Неправомерные действия в сфере признания неплатежеспособности юридического лица регулируются статьей №195 УК России. Определение процесса, его признаки и основные этапы содержатся также в гражданском кодексе и других статьях в правовых актах.

Неправомерность действий при проведении признания несостоятельности заключается в одном из следующих признаков или их совокупности:

  • совершение различных действий вне рамок законодательства;
  • осуществление действий гражданами, не обладающими соответствующими полномочиями;
  • несоответствие указанной ситуации реальному волеизъявлению должника и кредиторов;
  • проведение действий в неустановленной законодательством форме.

Уголовная или административная ответственность наступает в зависимости от тяжести совершенного преступления. Все заключенные неправомерным путем сделки считаются недействительными и отменяются по решениям суда или по действующим статьям в законе.

Читайте так же:  Договор о задатке на торгах по банкротству

Обратившись к судебной практике, можно сказать, что самыми распространенными нарушениями, которые совершены при наличии признаков, выступают:

  • сокрытие от суда реального финансового положения и предоставление неточных данных об имуществе;
  • раскрытое намерение лица умышленно уничтожить или предать другому гражданину во владение свое имущество;
  • отсутствие отчетности компании или фальсификация информации – уничтоженные бухгалтерские документы;
  • намеренное препятствие работе уполномоченных лиц, финансового управляющего.

Самая распространенная неправомерная ситуация при наличии признаков банкротства – это намеренное утаивание информации о правах или имущественных обязанностях, о владении различными активами, недвижимостью, ценными бумагами и металлами.

Как доказываются неправомерные действия

Процесс признания финансовой несостоятельности включает в себя этапы, которые подразумевают определенные действия различных лиц. Признать, что из совершенного было правомерным, а что нет, бывает трудно.

На поданное заявление от кредиторов должник должен ответить специальным заявлением, подтверждающим его согласие на проведение процесса, также он обязан указать свое финансовое положение и все данные о возможностях сделать выплаты.

В сфере экономической деятельности на неправомерность указывают следующие причины:

  • передача доверенностей и переоформление имущества и счетов на другое лицо;
  • создание недостоверной отчетности – формирование задним числом безденежных обязательств;
  • списание средств компании на различные издержки, которым нет документального подтверждения;
  • составление договоров, подписание сделок, которые ухудшают и так не лучшее положение компании;
  • досрочные выплаты по займам и исполнение всех обязательств;
  • подписание сделок с другими фирмами, которые заранее оказываются неплатежеспособными – оплата несуществующих товаров или услуг.

Все дела, которые подходят под признаки банкротства и причинили вред, компании, которые причинили крупный ущерб или удовлетворили требования отдельных кредиторов по денежным долгам, подвергаются тщательной проверке, может быть назначена уголовная ответственность.

Какая ответственность за подобные нарушения

Согласно статьям УК РФ при незаконном банкротстве, статьям КоАП применяются различные меры наказания должника за нарушение процедуры и проведения мошеннических схем.

Если действия должника не привели к серьезному ущербу никаким организациям, в том числе кредитной или иной финансовой структуре, то ответственность будет только административной.

А в случае если лицо объявило банкротство и причинило крупный ущерб, то ему грозит уголовная ответственность.

При нарушении в виде предоставления выплат отдельным кредиторам без ведома остальных грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей (для должностного лица). В случае неуплаты двухсот тысяч рублей грозит дисквалификация до трех лет со штрафом в размере 200 000.

Читайте так же:  Международные аспекты банкротства

Если должник уличен в неправомерных действиях, касающихся имущественного обмана, то он может получить одно из следующих наказаний:

  • уплата обязательных платежей в виде штрафа размером от 100 до 500 тысяч рублей;
  • ограничение свободы на срок до двух лет;
  • отправка на принудительные работы на срок до трех лет;
  • лишение свободы на срок до трех лет.

В случае препятствия работе уполномоченных лиц можно понести ответственность в виде ограничения свободы на срок до двух лет, арестом на срок до шести месяцев, исправительными работами на период до восемнадцати месяцев. Арест со сроком до шести месяцев может быть заменен для осужденного и изменен на период до восемнадцати месяцев исправительных работ.

Согласно статьям УК за незаконное банкротство и согласно судебной практике, если наступает уголовная ответственность, то за ней следуют различные ограничения свободы на срок до одного года.

Какие бывают виды незаконного признания неплатежеспособности

Преступления в сфере незаконного банкротства разделяются на три основные категории, имеющие свои отличительные признаки и меру наказания. Штрафные санкции будут наложены на должника в тех ситуациях, когда он при наличии возможности погасить долги все же решил начать процесс признания финансовой несостоятельности.

К основным видам относятся следующие варианты мошенничества:

  • фиктивное – регулируется статьей 197 УК РФ и представляет собой фиктивные заявления по поводу неплатежеспособности бизнеса;
  • преднамеренное – регулируется статьей 196 УК РФ, такой вид означает имитацию неплатежеспособности, которая достигается за счет выведения всех активов компании на другие счета;
  • умышленное – описывается статьей 195 УК РФ и по своим параметрам напоминает преднамеренную несостоятельность, но главное отличие заключается в сокрытии средств компании и поддельной бухгалтерской документации.

Согласно статьям УК, незаконным банкротством является любое экономическое правонарушение в процессе признания финансовой несостоятельности. Подобные схемы обмана кредиторов, суда и государства влекут за собой административную и уголовную ответственность.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *